Александр Попов. Год во главе Киева

18.11.2011  14:55 __ Василий Стоякин


Фото з сайту КМДА

Итоги годичного пребывания Александра Попова на посту руководителя городским хозяйством неоднозначны. Есть что-то хорошее, немало и провалов. Но в целом нельзя сказать, что Попов что-то кардинально изменил в управлении городом.

По поводу миссии Попова, назначенной ему властью, вопросов не возникает – власть намеревалась взять Киев под свой контроль, и ей это удалось.

На протяжении года "молодая команда" Леонида Черновецкого была отстранена от руководства городом, а большинство в Киевсовете было переориентировано на новое начальство (практически не изменившись персонально).

Мэр, формально сохранив пост, утратил полномочия и само желание вмешиваться в киевскую политику.

Справедливости ради следует указать, что это заслуга Попова только в некоторой степени. На самом деле киевская власть очень живо отреагировала на победу на выборах Януковича – буквально по одному звонку тогда еще просто депутата Азарова в городе начали убирать снег, который до того спокойно лежал всю зиму…

После показательного игнорирования Черновецким указаний премьера Тимошенко, это был четкий сигнал – киевской вольнице настал конец.

Но этого оказалось мало и перед главой КГГА была поставлена более амбициозная задача – выиграть выборы.

Задача эта выглядит неподъемной в силу особенностей настроений киевских избирателей. Они совершенно не готовы принять человека, представляющего нынешнюю властную команду.

Тем более общая направленность социально-экономической политики власти отнюдь не прибавляет авторитета ее представителям, в том числе – Попову.

В конце концов, сама по себе имиджевая модель "крепкого хозяйственника" для Киева не годится – тут нужен образ "высокоморальной" личности.

Технологи Банковой, очевидно, совершили ошибку. Без совсем уж запредельных фальсификаций Попова избрать не удастся, а в случае поражения, он утратит возможность сотрудничать с новоизбранным Киевсоветом, кто бы ни стал его председателем, и, скорее всего, завершит свою политическую карьеру.

В качестве позитива можно указать на три момента.

Во-первых, несмотря на определенные опасения, с городским хозяйством ничего особенного не произошло. Тепло подается, транспорт ездит, тарифы растут…

Во-вторых, в городе развернулось капитальное строительство: пущены новые станции метро, достроен мост через Днепр, ремонтируются дороги.

И хотя это достижения не столько Попова, сколько профильного вице-премьера Колесникова, тем не менее – успех на лицо.

В-третьих, прекращен дерибан городской собственности, прежде всего – земли.

Несмотря на то, что оппозиция запугивает граждан перспективами нового имущественного передела, вплоть до продажи домов вместе с жильцами, пока ничего особенного в этой сфере не происходит.

Правда, ситуация может поменяться после выборов 2012 года.

В-четвертых, сильным ходом Попова, который немедленно в лучшую сторону отразился на его рейтинге, стало публичное выступление против коррупции в руководстве Киева.

Увы, весь позитивный эффект был сведен на нет непоследовательными действиями центральной власти: Черновецкого не только не привлекли к ответственности, но большинство ВР даже не дало согласие на его перевыборы!

В то время как Тимошенко, вина которой для горожан неочевидна, – за решеткой.

Негатив в действиях руководителя города скорее не прямой, а связанный с невозможностью продемонстрировать силу.

Наибольшей вред имиджу Попова наносит его неспособность решить целый ряд проблем, вызванных деятельностью "молодой команды" (или усугубленных ею).

Продолжается неопределенность вокруг Генплана развития города. Черновецкий старый генплан отменил и дал команду сделать новый. Оппозиция полагает, что реализация этого плана приведет к непоправимому ущербу для города. Позиция Попова непонятна.

Не удается решить проблемы, связанные с распродажей киевской земли. Настоящим позором Попова стала ситуация вокруг строек на пересечении Хмельницкого и Пушкинской и на Березняках.

В первом случае глава КГГА был вынужден признать построенное против всех правил здание, попытавшись смягчить этот факт тем, что там может быть размещена экспозиция музея истории Киева (этот факт, кстати, показывает, что Попов понимает Киев не лучше своих предшественников, что и не удивительно).

На Троещине же Попова закидала камнями охрана стройки, и хотя строительство было прекращено, удар его имиджу был нанесен сильнейший…

Не решен вопрос и с возвращением городу украденного имущества и средств. Правда, это и невозможно без судебного разбирательства, от которого решено было отказаться.

Определенный вред имиджу Попова нанесла неразбериха с акциями протеста в городе. Наверняка то, что демонстрация националистов 24 августа была сорвана, а коммунистов 7 ноября – состоялась, для части избирателей имело негативный характер.

Хотя решения в обоих случаях принимались на другом уровне.

И уж вообще анекдотической выглядит ситуация с забором вокруг Верховной Рады, хозяин которого никак не может найтись – Литвин кивает на Попова, Попов – на Литвина…

Совершенно неопределенной является судьба разного рода экспериментов, которые проводятся в городе под формальным руководством Попова.

Перевод городской медицины на систему "семейных врачей" не имеет под собой никакой базы и явно не преследует никакой другой цели, кроме сокращения расходов на медицину (пусть и ценой разрушения системы медицинского обслуживания).

Перспективы реформ в сфере коммунального хозяйства также неопределенные.

По поводу эффективности частных управляющих компаний, внедряемых в нескольких районах города, говорить еще рано.

Но вот попытка провести новый формат договоров жильцов с ЖЭКами уже натолкнулась на сопротивление – коммунисты начали агитацию против заключения этих договоров, и, кажется, встречают понимание киевлян.

Вывод таков, что, несмотря на ряд безусловных успехов, никакого "прорыва" с приходом к руководству городом Александра Попова не произошло.

Его власть оказалась более эффективна, чем у предшественника, но – не более того. Стилистически он ближе к Александру Омельченко.

Горожане воспринимают Попова как ставленника центральной власти, а не самостоятельного руководителя города, способного на конфликт с Банковой и Грушевского во имя интересов горожан.

Более того – он и является таковым! Это хорошо с точки зрения управляемости страной, но плохо с имиджевой точки зрения, равно как и с точки зрения интересов города.

 

Василий Стоякин, для УП

powered by lun.ua