Кильчицкая: "В случае, если мне что-то не нравится, посылаю всех в одном направлении"

19.02.2010  12:45 __ Ірина Балачук


Фото з сайту КМДА

Ірена Кільчицька - чи не найодіозніший заступник Леоніда Черновецького.  Саме з нею пов'язані всі скандали навколо київських базарів, лікарень та евакуаторного бізнесу. Кільчицька належить до тієї групи, яку Чернівецький привів у київську владу зі свого "Правекс-банку".
 
До цього Ірена Реонольдівна мала не менш одіозну кар'єру. У 80-х вона служила у військовій прокуратурі Київського гарнізону, де працювала діловодом секретного діловодства. Потім Кільчицька працювала у столичному управлінні КДБ. Зважаючи на це не дивно, що вона власноруч видирала прилади "прослушки" в кабінеті підвідомчого їй лікаря, якого вирішила прослуховувати міліція.
 
В особистому житті Кільчицька особа не менш ексцентрична. Ця жінка їздить на шопінг в Монако, святкує день народження на Cote d' Azure, козиряє новенькими сумочками Hermes і декларує як життєве кредо три "Ж": " жесткость, жадность, жажда".
 
Особисте життя заступниці Черновецького - таємниця, покрита сутінками. Вона має двох дітей, а вся київська тусовка гадає, хто ж татусі цих чад.
 
У президентську кампанію Кільчицьку не раз звинувачували в адмінтиску на київських лікарів з вимогою дати голоси за Януковича, а на балконах заступниці Чернівецького майоріли банери з агітацією за "синього" кандидата.
 
Саме з виборчого питання і почала своє спілкування з Кільчицькою "Українська правда. Київ"

- Начнем с прошедших выборов президента. Вы поддерживаете Януковича, и даже агитировали за него. Каким образом  изменится ситуация в Киеве, после прихода к власти Януковича?  

- Во-первых, я  очень рада, что на выборах победил Виктор Янукович. Я работала при правительстве Януковича, я работала при правительстве Тимошенко. Больше половины бюджета при правительстве Тимошенко разворовывалось, и это делалось умышленно.  

К примеру, Кабмин остановил эвакуаторы для того, чтобы  потом их разрешить, но со своим финансовым интересом. Это я вам говорю официально. Она запретила игорный бизнес, чтобы из этого бизнеса вытаскивать деньги и держать всех на "коротком поводке". Вся милиция была коррумпирована, находились какие-то факты придуманные, потом за эти факты с людей вымогали деньги. В отношении средних бизнесменов всех уровней идут постоянные проверки только с одной целью - вымогательства денег. 

Поэтому я очень рада, что она уйдет, я надеюсь, на политическую пенсию. Именно правительство Тимошенко изъяло из бюджета Киева 7,5 миллиарда  гривен, чем у каждого киевлянина она забрала в 2009 году официальным  путем 2678 гривен. У каждого - и  маленького и большого.  

Мы посмотрим, что будет с Киевом. В Киеве, безусловно, очень много недостатков, но самое интересное, что где-то 50% начальников ЖЭКов в Киеве - это бютовцы, у БЮТа  в районах самые большие штабы, в половине районов представители администраций - бютовцы.  

 
- Но  ведь кампанию Януковича в Киеве возглавлял Блок Черновецкого, и говорят, что Янукович ставил задание - собрать 30 и даже 40% голосов избирателей. И не смотря на поддержку городских властей, в первом туре выборов только 20% киевлян поддержали этого кандидата. 

- Януковича в Киеве поддержали 26% избирателей, а  по социальным и медицинским учреждениям от 30% до 80%. 

Дело в том, что, сколько Тимошенко ни врет, сколько она ни обещала выделить средства на ликвидацию последствий наводнения на Западной Украине - ничего не дала, только летала на вертолете, делала вид.

И все равно Львовская, Ивано-Франковская области проголосовали за нее - у нас такая ментальность славянская. И даже если бы Янукович пришел, и каждой пострадавшей семье дал по 10 тысяч гривен, они бы все равно проголосовали за Тимошенко. Потому что она говорит на украинском языке, ходит в украинских костюмах, но никакого отношения к Украине вообще не имеет. Ей все равно, сколько "положить" народа Украины для достижения своей цели.  

Когда начали объявлять  результаты екзит-полов, и сообщили, что разрыв от 3 до 6%, я сначала  очень сильно расстроилась. Я думала, что отрыв будет не меньше 10%. Я  даже поволновалась какое-то время, но потом, когда я поняла, что ситуация под контролем, что Янукович побеждает, что он начал наращивать свои проценты, я очень обрадовалась.  

Ведь  если бы разрыв был 10%, например, то это  та ситуация, когда ничего нельзя сделать...  

- В каком смысле?  

- Когда ты проиграл 10% - это значит, что ты что-то просчитал, что-то не так сделал, но ничего нельзя изменить, а когда ситуация 3,5% и тоже ничего изменить нельзя - ты будешь всю жизнь кусать себе локти, что был очень "близок к финишу и опоздал".  

Это все равно, что очень спешить на самолет, сделать все возможное, чтобы успеть, подъехать к самолету и увидеть, как он на ваших глазах взлетает. Ведь это намного обиднее, чем осознать, что он улетел полчаса назад, когда вы еще стояли в пробке.  

А Глобе, который рассказывал, что Тимошенко  будет президентом, тоже пора на пенсию. Он это даже в день выборов говорил. Правда, в этот же день в Коста-Рике выбрали женщину-президента, может быть, Глоба географически запутался?  

 
- Как Вы можете прокомментировать то, что киевские коммунальные СМИ очень много и открыто агитировали за Януковича. Вы не считаете, что это использование админресурса со стороны Януковича и Черновецкого?  

- Я считаю, что большего использования админресурса, чем это делала Тимошенко на протяжении последнего года за государственные средства и из своего рабочего кабинета, просто нет. Я считаю, что надо начать с Тимошенко, а потом говорить обо всех других, в том числе и о коммунальной киевской прессе.  

Более того, у  меня есть конкретные примеры, подтвержденные фактами, как именно Тимошенко использовала админресурс. По всем телеканалам показывали, как в западных областях в домах  престарелых пугали людей, что их не будут кормить, если они не проголосуют за Тимошенко.  

И тот  факт, что за 20 минут до конца своей предвыборной кампании, что она кричала по всем каналам, упоминала мое имя - это конечно мне большая реклама, - можно сравнить с тем, что "держите вора" обычно кричит сам вор. Это закон жанра.  

- На  данный момент у Вас есть какие-то договоренности с Януковичем или его командой, например, в части увеличения бюджета Киева? 

- Официально Янукович и его команда обещали никаких сверхплановых изъятий из бюджета Киева, как это сделала Тимошенко, не делать.   

Кроме того, во исполнение указа президента, Тимошенко пообещала выделить 70 миллионов гривен на достройку ПЕТ-центра. Но она приехала, "засветилась", поулыбалась, уехала, "а воз и ныне там". Она и не собиралась давать эти деньги. Это ее чистый пиар, обещания, вранье.   

- Сейчас Вы пытаетесь достроить ПЕТ-центр - диагностики рака на ранних стадиях? Откуда будете брать деньги? 

- Я думаю, что без помощи государства, мы все не сделаем.  

- То  есть те 10%, которые осталось достроить, в ближайшее время закончить не сможете?  

- Я думаю, что  в ближайшее время при новом правительстве мы деньги получим.  

- Что вы думаете по поводу разговоров о возможных выборах киевского головы и Киеврады? В ВР зарегистрированы соответвующие постановления. Верите, что выборы смогут состояться этой весной?   

- Сейчас у страны много других первоочередных вопросов, которые нужно решать -  принятие бюджета, назначение правительства, создание коалиции. Перевыборы в Киеве - вопрос времени, тем более, что у этого "недоразумения" Куликова нет ни одного подтвержденного факта. Кроме того, столько проверок, сколько прошли мы - проверок правоохранительных органов, налоговой, КРУ - никто не проходил. 

- Что будет, если выборы в Киеве все же состоятся, и команда Черновецкого проиграет? Что Вы будете делать - останетесь в политике или будете заниматься бизнесом?  

- Я не знаю, чем  я буду заниматься. Единственное, в  чем я Вас могу уверить - у нас есть определенный электорат, с помощью которого Блок Черновецкого в Киевсовет  пройдет. Что касается меня, то я не держусь за свое место и не боюсь остаться без работы.  

Может быть, я пойду в политику, только я уже не буду с каким-то блоком. Может, буду заниматься бизнесом.  

- Вы  достаточно амбициозная. У Вас не было желания, например, возглавить один из киевских районов?   

- Я думаю, это не мой уровень. "Не по Сеньке шапка" - есть такое выражение. 

- А если занять кресло мера города?  

- Мэр у  нас есть до 2012 года.  

- Как вы считаете, люди, которые во время гололеда поломали руки и ноги - они имеют право жаловаться в суд и требовать компенсацию от КГГА?  

- Я считаю, что  это правильно. Но у нас суды очень коррумпированные, и они не "чихнут", пока им не заплатят. Поэтому я думаю, что суды такое даже рассматривать не будут - они забиты делами, за которые им платят.   

-  Сегодня СМИ снова  пишут, что в киевских больницах требуют  деньги, называя это благотворительным взносом. В прошлом  году Вы очень много говорили о введении платной медицины - о борьбе с взяточниками, о видеокамерах в больницах.  Сейчас молчите об этом. Почему?  

- Не смотря на существование 49 статьи Конституции, которая говорит о том, что  у нас в стране медицина бесплатная, она таковой не является. И этот факт всем хорошо известен, но все продолжают делать вид, что медицина бесплатная. Такая постановка вопроса сохранилась еще с постсоветского времени. И когда мы реально оценили то количество денег, которое в государстве и в городе выделяется на медицину, и увидели, что их катастрофически не хватает.  

К примеру, на лечение одного онкобольного, как в Украине в целом, так и в Киеве, в год выделяется порядка 450 гривен.  

Откуда  берется такая цифра: медицинский  бюджет считается исходя из количества коек, а не больных. Причем койка  финансируется так: питание отдельно, медикаменты - отдельно. Например, на одного больного с аппендицитом рассчитывается 7 дней. В какой-то больнице есть 450 коек. Исходя из 30 дней определенное количество коек из них, например, 30 - хирургические. Если эти 30 дней разделить на 7 дней, которые человек должен пролежать, то на 30 койках лежит за 30 дней - разделим на 7 - 4,2 больных. Исходя из этих 4,2 больных, дается финансирование медикаментов. В Киеве это где-то 11 гривен и питание - 7 гривен (в регионах это где-то 6 и 3 гривны). 

Именно  исходя из этих расчетов, получается, что лечение одного онкобольного в Украине в год стоит 450 гривен. На самом же деле в год лечение такого больного стоит от 150 до 200 тысяч гривен. И эту разницу платят наши люди. Я не считаю, что это медицина бесплатная.  

- Да, но почему государство не может помочь людям, которые на всех столбах пишут: помогите спасти ребенка? 

- Это я спрашиваю: если у нас бесплатная медицина, почему у нас столько объявлений "Помогите спасти ребенка"? Ведь на самом деле получается, что люди просят как раз ту самую разницу между 450 гривен и 200 тысяч гривен. А часть людей, которые понимают, что им неоткуда взять эти деньги, идут домой умирать. Кто-то закладывает свои квартиры, берет взаймы у знакомых, берет кредиты в банках... 

- Но  все же есть ли в  Киеве люди, например, онкобольные дети, которые получают бесплатно лечение, которое стоит 200 тысяч? 

- Есть.  

- Сколько таких детей лечат  бесплатно в год? И каким образом  определяется приоритетность одного ребенка над  другим?  

- Я вам  точно это не могу сказать, но таких  детей мало. С ними работают благотворительные фонды, волонтеры, онкобольницам фармацевтические компании поставляют какие-то лекарства бесплатно. Кроме того, в Киеве работала программа "Турбота", за счет которой социальнонезащищенным выделялась сумма на дорогостоящее лечение. Это рассматривала комиссия, и мы принимали такие решения. Сейчас, к сожалению, на такое лечение ни у государства, ни у города денег нет. 

- Все-таки, какое количество людей в год  может получить бесплатно  такую дорогостоящую  операцию или лечение? 

- В прошлые  годы, когда все было нормально, это  было около 15-20 миллионов гривен в  год. 

Но кроме  этого, есть программы, которые до сих  пор финансируются. Например, люди, которым нужна искусственная  почка, которые нуждаются в инсулинах, в факторах крови, такие люди стоят на постоянном контроле, и мы их обеспечиваем за счет бюджета - сто процентов. 

- В настоящее время  не стоит вопрос о  том, чтобы узаконить  тарифы на медуслуги  решением Киевсовета? 

- Для того чтобы это произошло, должны произойти существенные изменения на уровне государства. Министерство здравоохранения должно разработать протоколы лечения больного, у нас таких протоколов нет. Сегодня в Украине каждый врач лечит пациентов так, как считает правильным. У нас разные медицинские кафедры имеют разные планы лечения по одним и тем же диагнозам. 

- Вы  как-то говорили, что  часто "влетаете" в  больницы с целью  проверки - были случаи, когда проверяли  ночью. Перед выборами тоже были проверки в связи с заявлениями оппонентов...  

- То, что  я "летаю", говорила Премьер-министр Тимошенко. Перед выборами она на всех каналах рассказывала, что я - "недобрый дух" Киева, что я "летаю" по больницам, "залетаю" в палаты к больным. Но у нас "летает" только она, потому что она занимается недобрыми делами.  

Я действительно  объезжаю больницы в любое время  года, в любое время суток. И  в декабре 2008 года в час ночи приехала в первый роддом и увидела, что  там творится, увидела, какая там  нищета. Там не было ни одной палаты - ни послеродовой, ни дородовой - с санузлом.

Я сказала, чтобы наутро врач написал заявление, и чтобы его не было. Он так и сделал. Там уже год работает новый главврач, и первый роддом на сегодняшний день один из лучших роддомов Киева. Там рожает очень много Vip-ов, там целые этажи палат с санузлами уже открыты. Также там открыто отделение детской реанимации, которого ранее там не было. 

Послеродовая палата Роддома №1. До и после ремонта. Фото предоставлено пресс-службой Кильчицкой  

Именно  в первом роддоме рожала дочь ресторатора Маргариты Сичкарь, и она лично обустроила одну палату. Остальные палаты были отремонтированы за счет средств, полученных на благотворительном аукционе. 

- А как в целом  Вы оцениваете нынешнее состояние киевских больниц? 

- Состояние больниц, о которых долгое время никто не вспоминал, на ремонт и обустройство которых в течение многих лет не выделялись деньги, сейчас значительно улучшилось. В первую очередь речь идет о взрослых и детской туберкулезных больницах, детской инфекционной больнице, отделении реанимации больницы скорой помощи. 
   Педиатрическое отделение Центральной районной поликлиники Днепровского района до и после ремонта. Фото предоставлено пресс-службой Кильчицкой  

К примеру, детская  инфекционная больница - единственная в Киеве, куда попадают дети с инфекционными  заболеваниями. И в данном случае не имеет никакого значения ни социальный статус, ни материальное положение  пациента, так как ни одна другая больница, ни одна частная клиника не примет даже ребенка Vip-а с любым инфекционным заболеванием. И те изменения, которые произошли в детской инфекционной больнице, начались полгода назад и продолжаются по сей день.  

Именно  полгода назад я поменяла там главврача, который 20 лет возглавлял эту больницу, и который был всегда выпившим в 6-7 часов вечера. Сегодня там главврач - женщина, и изменения произошли не только в больнице, но и в коллективе, который "воспрял духом".  

Что касается детской туберкулезной больницы в Пуще-Водице, то 80% детей, которые тут проходят лечение - это дети бомжей из всех регионов Украины. В этой больнице три отделения костного и легочного туберкулеза. И если еще легочный туберкулез лечится в регионах, то костный только у нас. 
  Помещение роддома №5 до и после ремонта. Фото предоставлено пресс-службой Кильчицкой   
Ремонт  в этой больнице сделан за счет благотворителей. Игрушки покупала лично я, у детей вообще не было никаких игрушек. А одну из палат отремонтировал лично Олесь Довгий. Там лежит мальчик - Алексей Довгий, - которого нашли на вокзале, на его теле были следы от потушенных сигарет, он был избит, не ходил. Очень красивый мальчик. Маму его забрали на вокзале, лишили родительских прав. И сейчас, когда Алексей пошел на поправку и уже ходит, она хочет их восстановить, но мы ей не дадим этого сделать.  

- Но  ведь это же единицы... 

- А вы, для сравнения, проедьтесь по больницам. Если мы с вами проедемся по 50% больниц и поликлиник, которые были в худшем состоянии, чем другие 50 процентов, то вы увидите значительные изменения. 

- То  есть 50% больниц изменились и сейчас в хорошем состоянии?  

- Да, и мы начали с худших. И за короткое время, в  условиях кризиса, в условиях проблем  и в условиях того, что не всегда многие главврачи этого хотят, мы добились значительных изменений. Проблема в том, что многие главврачи привыкли работать на себя, и они не всегда хотят этих изменений.  

- Ирэна Реонольдовна, Вы сами лечились в простой киевской больнице?  

- Когда?  

- Ну, скажем, в последнее  время. Не заграницу  ездили, а приходили  в простую поликлинику, или простую больницу?  

- Некоторое время назад я проходила МРТ в нашей Александровской больнице. После обследования я заплатила 3 тысячи гривен благотворительного взноса. Я сама так захотела, потому что мне посвятили 2 часа. Я считаю, что такая благотворительность - абсолютно нормальное явление, тем более что это необходимо для улучшения уровня больниц.  

- Я помню, месяца три назад в прессе появилось сообщение, что столичная  власть хочет сократить  расходы на медицину в 2010 году, в частности, на лекарства, еду  и содержание больных. Таким образом, хотели сэкономить 180 миллионов в год. 

- Аналогичные провокации были и в начале 2009 года. Тогда  говорили, что будут сокращать  врачей и закрывать лечебные учреждения. Собственно в регионах именно это  и произошло.  

За текущий  год в стране закрыто огромное количество лечебных учреждений, объединены районные, сельские больницы - пять в одну, три в одну. А сколько сокращено медицинских сотрудников!  

В Киеве  наоборот, открылись новые лечебные учреждения. Мы открыли Центр детской нейрохирургии, детскую поликлинику на ул. Урловской, мы развиваем Центр сердца, готовим к открытию совершенно уникальный - первый в Украине - Центр хирургии плода.  

Таким образом, не смотря на кризис и недостаток финансирования, в Киеве увеличилось количество лечебных учреждений. У нас не сокращен ни один медицинский сотрудник. У нас были свободные ставки педиатров, фтизиатров, и мы искали механизмы, чтобы на эти ставки привлечь людей - путем предоставления жилья, выплаты надбавок и так далее. 

-  Во время эпидемии  гриппа Вы собирали совещания, комиссии и говорили, что каждый киевлянин получит две маски бесплатно. Тогда как раз заявили, что маски шьют, все в порядке.... Но, в конце концов, люди говорят, что ничего не получали. Куда подевались маски? 

- Правительство позитивно оценило действия городской  власти во время эпидемии.  Мы получили 1 миллион масок гуманитарной помощи - это многоразовые маски, мы их раздали медикам и социально малозащищенным горожанам. Кроме этого, 300 тысяч медицинских пакетов, куда входили маски и медикаменты, мы раздали простым людям, медикам, милиции и социальным работникам. Потом мы получили марлю из Госрезерва, раздали ее по районам. Из нее также шили маски и раздавали людям. Остатки марли мы собрали и вернули в Госрезерв. 

- Ежеквартально газета "Крещатик" публикует график приема чиновниками граждан. Как часто к Вам приходят люди? Как простой человек с улицы может к Вам попасть? 

-  У нас  есть общественная приемная. В самом начале своей работы я два раза в месяц принимала людей по 20-30 человек. Потом я эту ситуацию изменила. Приемы сейчас проводят по направлениям разные люди. Лично я принимаю людей, которые были на приеме у моих подчиненных, и их вопрос не был решен. Кроме того, мы тесно сотрудничаем с колл-центром. У меня есть договоренность с директором колл-центра, что в оперативном режиме мне приносят заявления, и я лично могу соединиться с людьми, позвонить в роддом, больницу, еще куда-то и решить вопрос. 

- А в этот кабинет  к Вам приходили? Могли посидеть и поговорить, как я, с вами?   

- Да, у  меня был приблизительно месяц назад  бомж, самый настоящий. Он подошел ко мне, когда я вышла из магазина "SANAHUNT", и обратился: Ирэна Реонольдовна, я не киевский, я из Львова, но в Киеве уже больше года. У меня есть несколько проблем и мне нужно к вам попасть. Ему нужна была помощь с проведением обследования на глазах и операцией. 

Это был  выходной день. Я дала ему свою визитку и сразу назначила встречу на понедельник, 4 часа. Он пришел, сидел в этом кресле. Самый настоящий бомж. Бывший врач. 

Не так  давно на телеканале "1+1" мы увидели сюжет о женщине в Полтаве, у которой дочка 30-ти лет инвалид, больна ДЦП. Есть больные ДЦП, которые могут двигаться, то есть, ребенок не может самостоятельно кушать, но он спинку держит, а эту  девочку надо держать. Женщина сама из стула ей соорудила кресло, на котором дочка постоянно сидит, только она ее привязывает.  

Проблема  заключалась в том, что ей инвалидную коляску не могли дать очень много лет. В результате, мы очень оперативно через журналистов, которые готовили этот сюжет, связались с этой женщиной, узнали, в какой помощи, кроме кресла для дочки, она нуждается и привезли ей все, о чем она просила. Мы нашли водителя, отправили машину, ее оплатила лично я.

Мы подарили инвалидное кресло, завезли несколько мешков картошки, сладостей, теплую одежду, обувь, потому что этой девочке обувь нужна 34 размера, зимняя. Потом оказалось, что у этой женщины также сын тяжело болен туберкулезом. Хуже всего, что социальная работа в Полтаве вообще не поставлена. 

В Киеве нет  таких проблемных семей, чтобы они  не были под контролем власти. И нет ни одного человека, который не обратился бы за помощью. Вы не найдете такого человека! Каждый, кто нуждается, получает помощь и поддержку, и такая ситуация как в Полтаве - в Киеве просто невозможна.  

- Можно тогда вопрос. Вы не получаете зарплату в КГГА, говорите, что отдаете на благотворительность. У вас нет бизнеса. Вы носите дорогие часы, серьги, сумки Hermes, пояса, кофточки Chanel. Откуда у вас деньги? 

- За 2009 год, я  не буду вам говорить о декларациях  за прошлые годы, я буду подавать декларацию на 21 миллион гривен. Можете это написать. Вы первые знаете, сколько я буду декларировать за 2009 год, что я официально задекларировала в 2009 году 21 миллион гривен и заплатила за продажу своего имущества сумасшедшие налоги! 

- Если вас узнает на улице даже бомж из Львова, Вас наверняка узнают на заправке, парковке, в ресторане, магазине. Вы пользуетесь какими-то благами и льготами, в связи с вашей должностью?

-Из благ - только общение с людьми и часто - их благодарность. К льготам  я отношусь отрицательно, поэтому  ими не пользуюсь. 

- Два киевских рынка - Житний и Владимирский -  выставили на продажу. Говорят, что вы были удивлены, и якобы у Вас даже был конфликт с зятем мера Вячеславом Супруненко, который, всю эту продажу затеял?  

- У меня конфликта с зятем мера нет. По поводу продажи рынков - я об этом тоже узнала из прессы, но, по-моему, вопрос об этом поставил кто-то из БЮТа, и вы, наверное, знаете, кто к этому имеет отношение.  

- Насколько мне известно, этот вопрос вносил с голоса Петр Иванов - это Блок Черновецкого... 

- Я знаю, что вносили. Дело в том, что коммунальные рынки платят большие налоги, как в городской бюджет, так и в государственный. Кроме того - они прибыльные сами по себе. Поэтому, я считаю, что если и приватизировать их, то на открытом аукционе за большие деньги при условии сохранения их профиля деятельности и сохранения рабочих мест. Стартовая цена может быть минимум по 100 миллионов гривен за каждый. 

От такой  продажи бюджет города пополнится средствами, достаточными для формирования, например медицинского бюджета без учета заработной платы. 

- Говорят, что  их могут застроить... 

- Я не думаю. Рынки - очень прибыльный бизнес. По нашей ментальности люди очень любят рынки и предпочитают покупать продукты именно там.  

- Как Вы можете прокомментировать, что эти рынки хочет купить бютовец Губский? 

- Это вопрос к Губскому.  

- У Вас нет информации, что эти рынки "готовят" для Губского? 

- Я не буду комментировать эту информацию, но я ничего не вижу плохого в том, если не поменяется назначение рынка, а бюджет получит хорошие деньги. А по поводу моей ссоры с зятем Черновецкого - мы обедали в день выборов. Я была очень оптимистична и даже проспорила ему результат по стране и по Киеву.   

-  Сколько проспорили?

- Не могу сказать, потому что вы упадете в обморок.   

- Обещаю, не упаду.  

- Нет, не скажу (улыбается). Мы спорили не на деньги, а на вещь, но я ее проспорила.  

- Что на самом деле было в кабинете Качуровой, почему ее прослушивали? Это как-то связано с выборами?  

- С выборами это, безусловно, связано. У нас правоохранительные органы осуществляют провокации. Луценко занимался собирательством неправдивой информации, а потом предлагает ее за деньги откупить. Мне было сделано такое предложение пару месяцев назад. Мне предложили выкупить какие-то документы, которые якобы на меня собраны.  

Но я, в случае, если мне что-то не нравится, посылаю всех в одном направлении. В таком направлении, что я вам озвучить не могу. Мало того, я по своему мобильному телефону, который прослушивается давно, и по домашнему - я знаю, что прослушивается, говорю постоянные гадости в адрес Луценко. Причем такие гадости, что их распечатать нельзя - там будут одни точки. Их нельзя озвучить по телевизору, потому что там будут одни "пи-пи-пи". 

- Вы себе позволяете такое "пи-пи-пи"? 

- А  почему нет? Если это, тем более, по делу.  

Так вот, что произошло с прослушкой. Мне сказали, что в отношении меня готовится провокация - меня предупредили. Поэтому я начала просить внимательно все обыскать, и мы нашли оборудование не только у Качуровой, а и у директоров ТМО, у нескольких главврачей. Это было оборудование МВД, которое было частично незаконно установлено, потому что были пропущены строки разрешения на установку этого оборудования.  

Слушали три  месяца - до 1 января. Мы уже получили данные, по закону у МВД есть 10 дней на снятие оборудования - они не сняли. Но, если бы за три месяца были какие-то проблемы - это было бы уже известно. Никаких проблем не было. Это было провокацией в отношении меня и, безусловно, связано с выборами. Для того чтобы что-то показать - фальсификации выборов... потому что весь МВД работал на Тимошенко. Вы знаете, что все зеки, почти 100% зеков проголосовало за Тимошенко. Они ее за свою принимают. "Свой свояка видит издалека".  

- Компанию ДАС Вы нанимали?  

- Качурова хлопнула дверью - официальна версия такова - отвалился плинтус, она увидела там какие-то провода  и вызвала меня.   

- Вы разбираетесь в проводах прослушки?  

- Я разбираюсь во всем. Я работала в правоохранительных органах. Я читала статью на вашем сайте, также читала комментарии. Там какие-то умники писали, что милиция работает с беспроводными устройствами - ничего подобного. Кстати, камера была вот такого размера (показывает маленькую точку на стене).  

-А у Вас в  кабинете не стоит ничего?  

- Нет, я все проверила.   

- То есть Вы уверены, что в данный момент Вас никто не видит и не слышит? 

- Да. У меня стоит специальная аппаратура, которая не позволит сюда никому войти и ничего поставить. Можете попробовать. 

- Я видела, что дверь  из приемной открывают специальным пультом.  

- Ну, не только  это.  

- Правда ли что Леонид Михайлович, который хорошо знаком с Яремой, запретил вам и вообще кому-либо говорить на эту тему?  

- Мне Леонид Михайлович таких указаний не давал. Это мое личное дело. Единственное, что я могу повторить, что именно в этой сумке "Hermes" я возила основной блок, он был оборудован специальным номером. Блок напоминает телефон - чуть больше мобильного телефона - и тяжелее. Здесь была спецаппаратура - я ее вырвала - провода, камеры - все осталось. Я вырвала только блок и два дня его возила в своей  сумке, потому что боялась, что под предлогом пожара или еще чего-то его изымут. А это было самое главное доказательство.

- Вы  работаете с мэром  с 2006-го года, но знаете его намного дольше. Скажите, были ли у вас с ним разногласия, вы когда-либо ссорились с Черновецким? 

- Я не сильный  дипломат. Меня для дипломатического корпуса использовать нельзя. Меня хорошо использовать там, где нужно разорвать отношения. Причем я могу сделать это совершенно бескорыстно, с гарантией на ближайшие сто лет.   

Я  считаю, что я человек очень принципиальный. И я в этом смысле ни для дипломата, ни для политика не гожусь. Потому что если у меня есть с кем-то разногласия, то через полчаса я с этим человеком целоваться и договариваться о чем-то не буду.

Я человек  со своим мнением, который способен сам принимать какие-то решения. Это было в бизнесе, это есть и здесь. И если я столько лет работаю с Леонидом Михайловичем - значит это возможно.

Леонид  Михайлович - человек, который способен принимать, слушать другое мнение, как-то на него реагировать. И именно поэтому я столько лет с ним рядом. Было много людей на моей памяти в бизнесе, в банке, и в мэрии. Они не делали ничего по-своему, безропотно исполняли какие-то решения, указания, не имели своей точки зрения, ничего не отстаивали. Их уже рядом нет, и я даже не помню их имена и, думаю, Леонид Михайлович тоже. А мое имя Леонид Михайлович помнит и знает. 

- Ирэна Реонольдовна, вы поддерживаете  каждое слово и  решение Черновецкого, или вы все же можете настоять на своем?

- Конечно же, я высказываю свое мнение. Леонид Михайлович ведь не вредитель. Ему могут доносить неправильную информацию по какому-то вопросу. И он всегда готов выслушать противоположное мнение. Он любит, что бы было много противоположных мнений, только аргументированных.

У Леонида Михайловича самая большая претензия ко мне - чтобы я разговаривала спокойно. Он почему-то все время думает, что я нервничаю. Мало того, он это думает на протяжении всех лет, что мы знакомы. Я его не могу убедить, что я просто не могу никак избавиться от этой манеры. 

- Но  вы и в самом деле очень вспыльчивая.

- Да.  

- Ирэна Реонольдовна, давайте  о приятном. Вы подтвердили  информацию, что собираетесь  замуж. Сначала говорили, что свадьба будет  во время новогодних праздников, потом  позже...

- Я никогда не говорила, что она будет в новогодние праздники. Это запустили журналисты, которым сказал кто-то из мэрии, что я выхожу замуж. 

 
- Но  вы же выходите замуж?

- Да, я  на самом деле выхожу замуж. Свадьба будет летом - гуляния, венчание. А выхожу я замуж раньше. Я думаю, что это случится до конца февраля. Но пока я оговариваю брачный контракт. 

- Вы  уже думали о платье? Каким оно будет? Традиционное белое?

- Нет, оно будет кремового цвета. Я планирую гражданскую церемонию сделать  ближайшее время - до конца февраля, если мы нормально обсудим условия брачного контракта. А основное празднование я собираюсь приурочить к своему дню рождения в августе. Пригласить гостей, которые всегда ко мне прилетают на Лазурный берег на день рождения. 

- Кто будет дружкой  на свадьбе?

- Я еще не определилась. 

- Вы  говорили, что пригласите жену и дочку мэра, Светлану Суркис...

- Да, и Свету Суркис, и Татьяну Кивалову, Ольгу Богомолец... 

- А мэр будет на свадьбе?

- Я не знаю. Я  его, конечно же, приглашу. А то он страшно обидится. Он мечтает, чтобы я вышла замуж. Он даже не верит, что кто-то способен на мне жениться.

- Он  искал Вам жениха, как искал невесту Довгому?

- Нет, он считает, что это нереальная идея, поэтому он не искал таких людей. 

- Почему  нереальная?

- Я не знаю. Такое у него мнение. Почему-то. 

- Для Вас это первый брак, а для вашего любимого?

- Тоже первый. 

- Он  удочерит вашу дочку Монику? Ведь это отец Марка?

- Да, это отец Марка. Но этот вопрос (удочерение Моники) я с ним не обсуждала. Этот вопрос очень деликатный. У Моники есть отец, с которым я общаюсь. И я думаю, что по отношению к нему это будет не правильно. 

- Как зовут вашего жениха?

- Вам его имя ни о чем не скажет.

- Многие  хотят знать, кто  женится на Кильчицкой.

- Я обязательно вас с ним познакомлю, когда он прилетит в Киев. 

- А когда покажете его общественности?

- Когда мы оговорим условия брачного контракта и осуществим гражданскую церемонию в парижской мэрии. 

- Вы  знакомы с его  семьей?

- Да. Я знаю его маму. Отец у него умер. 

- Он вас балует? Как  часто делает подарки?

- Делает  относительно часто. 

- И что дарит?

- Дарит то, что я выбираю. 

- А что вы обычно выбираете?

- Это вопрос.... Я по мелочам не размениваюсь. По мелочам я могу сама себе все купить. 

- Что вы считает хорошим подарком для себя?

- Какое-то хорошее  ювелирное изделие. Чем не подарок? 

- Сколько оно должно стоить, чтобы вас заинтересовать?

- Я даже не буду вас пугать. 

- Какой День святого Валентина вам особенно запомнился?

- Я не помню. Я считаю, что если у людей есть близкие отношения, хорошие, настоящие, то они должны проявляться не только в день святого Валентина. 

- О чем вы мечтаете?

- О счастье. 

- В чем оно для  вас проявляется? Что должно случиться, чтобы Вы были полностью  счастливы?

- Мне уже невозможно быть полностью счастливой. Есть такие обстоятельства в жизни. Я себя помню полностью счастливой только в детстве. И я считаю, что человек, который в своем уме и не ребенок - полностью счастливым быть не может.  По настоящему счастливы только дети и сумасшедшие.

А взрослые люди... Вот вы можете быть счастливы, когда выходите из дому и видите, что люди старенькие в мусорнике роются, еду себе ищут, что столько беспризорных детей? Показывают по телевизору - там что-то взорвалось, там кто-то пострадал. Там на Гаити что творится - нет ни еды, ни питья. Ну не говоря о том, что я нахожусь в таком возрасте, когда уходят близкие. Например, я потеряла несколько лет назад маму. Я до сих пор не могу отойти от этого.  

- Сейчас 20:30, но вы на роботе. У вас есть свободное время? Чем вы тогда занимаетесь?

- Максимально пытаюсь провести время со своими детьми, и получаю необыкновенное удовольствие. Вот вчера, например, я была больна, я и сегодня не очень здорова, вышла на работу, но видно рано вышла. Я вчера день пролежала дома. И когда я встала, дети танцевали в комнате, и я с ними стала танцевать в кружок. Ну, это надо было видеть. Мы ходили 5 минут в одну сторону. И когда я попыталась развернуться в другую сторону, они меня бросили, стали между собой вдвоем и начали крутиться опять в одну сторону, в ту же, в которую мы крутились. Вот это для меня счастье, не считая проблем с вестибулярным аппаратом. 

- У вас мало времени, но вы, наверное, отрываете кусочек, чтобы пойти в спортзал?

- Сейчас я не хожу в спортзал. Когда я "сбрасываю" вес, я никогда не хожу в спортзал и советую этого никому не делать. Если вы хотите сбросить вес - нужно в первую очередь ограничить питание, увеличить количество воды, которую вы пьете.

Исключить какие-то определенные продукты. Вы вот сказали, что я похудела. Но дело в том, что я пока что возвращаюсь  в свой вес. Я еще не вернула  свой вес до двух беременностей. Когда  я стала публичным человеком, я уже была на достаточном сроке  - на середине срока беременности Моникой.

Я думаю, что мне еще килограмм 10 надо сбросить. Я же работала в модельном бизнесе. Я отдала пару своих костюмов - вы видели, какие девочки у меня модели работают - которые один-два раза одела: Гуччи, Дольче Габанна. А я теперь я их все время пугаю, что я их скоро у них заберу. Такой я буду. 

- Вы  когда-нибудь плачете?

- Довольно  часто. 

- Что вас может довести  до слез?

- Обида. Но я плачу так, что бы этого никто ни видел. Не похожа я на человека, который часто плачет? Я плачу часто, но этого никто не видит и никогда не увидит. Я считаю, что все равно тебя никто не пожалеет. Я в этом убеждалась неоднократно на собственном опыте и считаю, что если у тебя есть причина - я же женщина, как и вы,  как и все остальные - надо поплакать. Я очень много работаю, я очень много переживаю. 

- Были  ли моменты в жизни, когда хотелось опустись руки, бросить все?

- Да. У меня бывают и сейчас такие моменты, что я хочу все бросить, опустить руки. Но в этом момент я представляю лица своих врагов и какая у них будет невероятная, неописуемая радость, и только этот единственный фактор заставляет меня собираться и снова двигаться дальше. 

- Начался новый год, я понимаю, что еще нет бюджета, но вы же себе уже набросали какие-то планы? Что хотите сделать в 2010 году?

- Я планирую значительно  улучшить ситуацию в медицине, я планирую максимально привести в порядок туберкулезные больницы. Я планирую, что - но это не мои личные планы, это планы и Черновецкого, и команды - что людям, которые нуждаются, мы сможем оказывать помощь, и что мы сможем платить надбавки врачам, так же как мы когда-то платили в 2006-2007 году. Сможем оказывать финансовую помощь малоимущим.  Это самое важное. Но если я  буду вам говорить обо всем - это займет много времени.

- Вы  когда-то пошутили, что  ваш любимый транспорт вертолет, потому что в городе сплошные пробки. Вы думали о том, чтобы купить вертолет?

- Нет. Вы знаете я, конечно, это сказала с юмором. Но дело  в том, что вертолет - это не мой вид транспорта. Он очень шумный. Хотя вот у Червоненко есть вертолет. Мы с ним в очень хороших отношениях. Надо попросить, чтобы он меня хоть раз на нем прокатил. Но как по мне, то это очень шумный вид транспорта. Кроме того, я считаю, что более надежного того, что стоит на земле, нет. В том числе и мои ноги. 

 

- Но  вы все же летаете. В частности на Лазурный берег. Почему именно туда? Вы считаете, Киев не достоин принять вас и ваших гостей?

- Дело в том, что я уже больше 10 лет отмечаю свой день рождения в августе на Лазурном берегу. Я не меняю своих  традиций. 

- А если вы в Киеве  - в каком ресторане  можете собрать своих  друзей?

- У нас очень  много хороших ресторанов разной ценовой политики. Я в последнее время очень люблю "Запорожье" на Подоле. "Старое Запорожье" - это был один из лучших французских ресторанов, это был один из первых французских ресторанов, где был повар-француз. Сейчас тот же повар туда вернулся. Очень хороший коллектив. Я там почти каждый день обедаю. Там очень доступные цены. Я считаю - средняя ценовая категория. Хотя в Киеве очень много заведений общественного питания, очень большой выбор.

- Какое качество в себе вы считаете самым главным?

- У меня есть одно  очень важное качество - я  не хочу показаться другой, чем  я есть на самом деле. Я такая, какая есть, и очень собой горжусь!   

Фото из личного архива Кильчицкой

powered by lun.ua